адвокатская тайна в показаниях обвиняемого - перейти на главную страницу сайта
Адвокат Зайцев Алексей Васильевич
юридические услуги, консультации, помощь адвоката
юридическим лицамгражданамабонентское обслуживаниеполезноевопросы и ответыобо мнецены
комментарии к законодательству
госпошлины - оплата, размер, особенности
нотариусы Санкт-Петербурга
суды Санкт-Петербурга
прокуратуры Санкт-Петербурга
отделы милиции Санкт-Петербурга
следственные изоляторы Санкт-Петербурга
мировые судьи Санкт-Петербурга
словарь юридических терминов


полезное | комментарии к законодательству | уголовные дела | адвокатская тайна в показаниях обвиняемого

Адвокатская тайна в показаниях обвиняемого

Адвокатская тайна является одним из аспектов, который рассматривается в связи с различными ситуациями, возникающими в профессиональной деятельности адвоката.

Адвокатская тайна есть необходимое условие существования адвокатуры и одновременно процессуальная гарантия полноты и объективности уголовного судопроизводства. Без адвокатской тайны не может быть и речи о доверительных отношениях с клиентом, а следовательно, и об оказании профессиональной помощи. "Уничтожение адвокатской тайны будет означать ликвидацию нашей профессии" <*>. В первую очередь адвокат служит интересам доверителя, именно они являются главенствующим в деятельности адвоката, что, в свою очередь, служит интересам общества и правосудия.

Согласно ст. 8 Федерального закона от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" адвокатскую тайну составляют любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю. Профессиональная тайна адвоката представляет собой защиту доверителя, предоставленную Конституцией РФ.

Вопрос о том, что вкладывать в содержание адвокатской тайны, решается различными авторами по-разному. Так, М.С. Строгович считал: "Суть вопроса не в тайне адвоката, а в том, чтобы обвиняемому и его близким, пользующимся помощью адвоката, гарантировать возможность свободно говорить адвокату все, что они считают нужным, без опасения, что сказанное будет обращено во вред обвиняемому" <*>.

М.Г. Барщевский указывает: "С того момента, когда клиент переступил порог юридической консультации, адвокатской фирмы, бюро, все дальнейшее составляет предмет адвокатской тайны. Сам факт обращения к адвокату - уже профессиональная тайна. Суть просьбы клиента, содержание первичной консультации - это тоже предмет адвокатской тайны. Более того, если даже первоначально к адвокату обратился не сам будущий клиент, а кто-либо из его родственников, с которым впоследствии никакого соглашения о ведении дела не заключалось, общее правило остается неизменным - вся информация, полученная от этого родственника, даже сам факт его обращения суть адвокатская тайна" <*>.

Указом Президента РФ от 6 марта 1997 г. утвержден Перечень сведений конфиденциального характера. К ним, в частности, относятся сведения, составляющие адвокатскую тайну.

Содержание адвокатской тайны включает: факт обращения в адвокатское образование за помощью или отсутствие такового; сведения о содержании, характере, мотивах обращения; сведения о преступлении, соучастниках, характере переписки обвиняемого с адвокатом; любые другие сведения, полученные в ходе рассмотрения уголовного, гражданского, административного дела и из материалов дела; сведения о личной жизни доверителя, почерпнутые как от него самого, так и в процессе ознакомления с документами.

Момент возникновения адвокатской тайны определяется моментом обращения к адвокату за юридической помощью.

Большинство авторов высказывались за признание адвокатской тайны, но по-разному обосновывали необходимость данного института и очерчивали границы такой тайны. Профессор И.Я. Фойницкий, признавая профессиональную тайну, указывал, что "закон поступается интересами правосудия и ставит выше их интересы профессиональной тайны" <*>. "Когда против одного человека миллионы людей, надо и ему дать человека, о котором он знал бы, что - вот этот - для него", - указывал А.Л. Цыпкин <**>.

Адвокат не может оказывать результативную профессиональную помощь доверителю без полного взаимопонимания. Доверитель должен чувствовать абсолютную уверенность в том, что вопросы, обсуждаемые с адвокатом, и предоставленная им адвокату информация останутся конфиденциальными, без каких-либо требований или условий. Таким образом, вопрос об адвокатской тайне является одновременно и юридическим, и этическим.

Гарантии сохранения адвокатской тайны предусмотрены положениями Закона об адвокатуре, закрепляющими, что профессиональная тайна является безусловным приоритетом деятельности адвоката, срок сохранения которой не ограничен во времени. Адвокат не может быть освобожден от обязанности сохранения тайны никем, кроме доверителя. Правоохранительные органы не могут допрашивать адвоката в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с оказанием правовой помощи.

Проведение оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий в отношении адвоката допускается только на основании судебного решения. В связи с этим полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий сведения, предметы и документы могут быть использованы в качестве доказательств обвинения только в случаях, когда они не входят в производство адвоката по делам его доверителей.

Правила сохранения адвокатской тайны распространяются, в частности, на все доказательства и документы, собранные адвокатом в ходе подготовки к делу; сведения, полученные адвокатом от доверителей; информацию о доверителе, ставшую известной адвокату в процессе оказания юридической помощи; содержание правовых советов, данных непосредственно доверителю или ему непосредственно предназначенных; все адвокатское производство по делу; любые другие сведения, связанные с оказанием юридической помощи.

Вопрос об адвокатской тайне рассматривается с различных точек зрения и применительно ко многим проблемам уголовного процесса. Остановимся на ситуации, когда адвокатская тайна является предметом показаний обвиняемого, а именно когда адвокат привлекается в качестве обвиняемого по уголовному делу.

Имеют место случаи, когда адвокат, оказывая правовую помощь, сам становится соучастником преступления. И здесь необходимо остановиться на проблеме дачи показаний обвиняемым-адвокатом, предметом которых является информация, составляющая профессиональную тайну.

Правомерно ли относить к адвокатской тайне такого рода информацию? С одной стороны, деятельность адвоката и, в частности, его консультации должны носить законный характер. Так, ч. 1 п. 4 ст. 6 Закона об адвокатуре устанавливает, что адвокат не вправе принимать от лица, обратившегося к нему за оказанием юридической помощи, поручение, в случае если оно имеет заведомо незаконный характер.

Значит, можно ограничить профессиональную тайну лишь сведениями, содержание которых носит законный характер? Такая трактовка противоречит законодательному определению адвокатской тайны, в котором указано, что понятием адвокатской тайны охватываются любые сведения. Закон не выделяет информацию, которая не входит в понятие адвокатской тайны. Думается, что такое решение можно признать правильным, так как указанная информация, даже если она носит незаконный характер, является не тайной адвоката, а тайной его доверителя. Адвокат же должен нести ответственность за совершение действий, являющихся правонарушением (преступлением), или действий, несовместимых со статусом адвоката.

Кроме того, привлечение адвоката в качестве обвиняемого не есть окончательное решение вопроса о его виновности: до момента вынесения обвинительного приговора часто невозможно установить законность действий обвиняемого-адвоката.

Исходя из этого будет правильным признать, что в случае привлечения адвоката в качестве обвиняемого информация, которая имеет отношение к оказанию им правовой помощи, является одновременно и адвокатской тайной, и предметом показаний.

Может ли адвокат давать показания? Должен ли он и в этой ситуации, несмотря на свое положение, продолжать защищать интересы доверителя, или существуют исключения, когда интересы адвоката-обвиняемого выше интересов его доверителя? Решение этих вопросов имеет как правовой, так и этический аспекты.

Так, А.Л. Цыпкин утверждал, что "запрет раскрытия адвокатской тайны носит абсолютный характер" <*>. Кроме того, как упоминалось выше, сохранение адвокатской тайны является необходимым условием существования адвокатуры, обязанность ее сохранения установлена в общем интересе, так как любой гражданин должен быть уверен в том, что защита его интересов носит абсолютный характер и не обернется для него необходимостью защищаться от своего защитника.

С другой стороны, нужно помнить, что адвокат-обвиняемый в равной мере пользуется правами, предоставленными законом всем гражданам Российской Федерации, в частности, защищать свои права и законные интересы, возражать против обвинения, давать показания по предъявленному обвинению либо отказаться от дачи показаний, представлять доказательства. Когда сам адвокат привлечен в качестве обвиняемого, он также нуждается в защите и имеет право на нее. Не следует забывать, что обвиняемый имеет право давать показания, а значит, может отказаться от его реализации, но также вправе давать показания, и тем самым реализовывать свое право на защиту от предъявленного обвинения.

Кодекс профессиональной этики адвоката содержит положение, в соответствии с которым адвокат без согласия доверителя вправе использовать сообщенные ему доверителем сведения в объеме, который он считает разумно необходимым для обоснования своей позиции при рассмотрении гражданского спора между ним и доверителем или для своей защиты по возбужденному против него дисциплинарному производству или уголовному делу. Кодекс делает исключение из общего правила о необходимости сохранения адвокатской тайны, давая возможность адвокату-обвиняемому осуществить свое право на защиту, раскрыв информацию, составляющую предмет адвокатской тайны.

Таким образом, у адвоката-обвиняемого есть два варианта поведения во время предварительного следствия и судебного разбирательства - реализовать свое конституционное право на отказ от дачи показаний и осуществить защиту прав своего доверителя или дать показания, раскрыть адвокатскую тайну и защитить свои интересы.

Здесь возникает коллизия интересов адвоката-обвиняемого и его доверителя. Осуществляя свое право на защиту путем дачи показаний, адвокат тем самым нарушает конфиденциальность доверенной ему информации.

Рассматривая этот вопрос с правовой точки зрения, думается, что действующее законодательство предоставляет право адвокату-обвиняемому раскрыть адвокатскую тайну для реализации своего права на защиту от предъявленного обвинения. Конституция РФ, Уголовно-процессуальный кодекс РФ не предусматривают исключений, наделяя обвиняемого правом на защиту и правом давать показания. И с этой точки зрения адвокат-обвиняемый в рамках возбужденного против него уголовного дела может раскрыть профессиональную тайну. В указанной ситуации речь может идти о гражданско-правовой ответственности адвоката перед доверителем.

В рассматриваемом случае спорным остается вопрос о позиции самого адвокатского сообщества. С одной стороны, Кодекс профессиональной этики сделал исключение из абсолютного характера адвокатской тайны. С другой стороны, ч. 5 п. 1 ст. 17 Закона об адвокатуре устанавливает, что статус адвоката прекращается при совершении проступка, порочащего честь и достоинство адвоката или умаляющего авторитет адвокатуры. Не является ли раскрытие адвокатской тайны, пусть даже в целях осуществления права на собственную защиту, поступком, умаляющим авторитет адвокатуры? Не возникают ли в данном случае двойные стандарты, когда профессиональная тайна тщательно охраняется от посягательств со стороны правоохранительных органов и, с другой стороны, доверитель остается не защищенным от того, кто призывал его к доверительным отношениям?

Институт адвокатуры относится к областям деятельности, для которых важное значение имеют такие понятия, как "профессиональная честь", "профессиональная этика". С этической точки зрения при возникновении подобных коллизий каждый адвокат должен самостоятельно делать свой выбор, исходя из сложившейся ситуации и своих нравственных принципов. Однако надо учитывать, что деятельность адвоката должна носить законный характер; при всех обстоятельствах он должен сохранять честь и достоинство, присущие профессии. Описанная выше ситуация, при которой адвокат, оказывая правовую помощь, фактически становится соучастником преступления, является несовместимой со статусом адвоката. Одним из главных проявлений свободы в правозащитной деятельности является хранение адвокатом тайны доверителя. Предательство доверителя считается самым тяжким грехом не только в этической традиции адвокатуры, но в культурной традиции вообще, начиная с ее религиозных основ. Право на адвокатскую тайну подтверждено и судебной властью в лице Конституционного Суда РФ.

<*> Резник Г.М. Из интервью "Радио Свобода" 11 октября 2003 г.

<*> Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1960. С. 399.

<*> Барщевский М.Ю. Адвокатская этика. М.: Изд. "Профессиональное образование", 2002. С. 136.

<*> Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т . II. С . 245.

<**> Цыпкин А.Л. Адвокатская тайна. Саратов, 1947. С. 8.

<*> Цыпкин А.Л. Указ. соч. С. 34.

А.А. Шуличенко, адвокат, аспирантка кафедры уголовного процесса и прокурорского надзора МГУ им. М.В. Ломоносова.




Звоните мне:
8 (921) 637-22-84
8 (904) 630-69-50
8 (921) 361-09-23
написать письмо цены задать вопрос

15 февраля 2016г.

Инвестиционное подразделение «Альфа-групп» — компания «А1» — подала три иска против компании «Евродон», занимающей первое место на российском рынке производителей мяса индейки

прочитать подробнее » »


4 февраля 2016г.

Знаковое решение принял Верховный суд России: он признал законным лишение прав водителя, затеявшего ссору с пешеходом.

прочитать подробнее » »



наверх страницы

Адвокат Зайцев Алексей Васильевич
Санкт-Петербург, тел. 8(921)637-22-84, 8(904)630-69-50, 8(921)361-09-23
отправить e-mail