проблемные вопросы ответственности за незаконное хранение наркотических средств - перейти на главную страницу сайта
Адвокат Зайцев Алексей Васильевич
юридические услуги, консультации, помощь адвоката
юридическим лицамгражданамабонентское обслуживаниеполезноевопросы и ответыобо мнецены
комментарии к законодательству
госпошлины - оплата, размер, особенности
нотариусы Санкт-Петербурга
суды Санкт-Петербурга
прокуратуры Санкт-Петербурга
отделы милиции Санкт-Петербурга
следственные изоляторы Санкт-Петербурга
мировые судьи Санкт-Петербурга
словарь юридических терминов


полезное | комментарии к законодательству | уголовные дела | проблемные вопросы ответственности за незаконное хранение наркотических средств

Проблемные вопросы ответственности за незаконное хранение наркотических средств

Более чем четырехлетняя практика применения Уголовного кодекса Российской Федерации (далее - УК РФ) отчетливо выявила ряд проблем в неоднозначном толковании и применении его отдельных статей. Одной из таких проблем, с которой довольно часто приходится сталкиваться защитнику в уголовном процессе, является основанное на неудачной конструкции частей 1 и 2 статьи 228 УК РФ несоответствие характера и степени общественной опасности действий подзащитного и применяемого к нему наказания.

Указанная статья в целом воспроизводит содержание ст. 224 УК РСФСР. Однако ст. 228 нового УК РФ отличается несколькими новациями. В первую очередь это замечание касается формулировки состава преступления, предусмотренного частью первой, а также отдельных квалифицирующих признаков преступных деяний, перечисленных в данной статье.

Как известно, часть 1 ст. 228 УК РФ устанавливает ответственность за незаконное приобретение или хранение наркотических средств или психотропных веществ без цели сбыта в крупном размере. По смыслу разъяснения, данного в п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами" хранение - это любые умышленные действия, связанные с фактическим нахождением наркотических средств или психотропных веществ во владении виновного (при себе, если это не связано с их перевозкой, в помещении, тайнике и любых других местах). Ответственность за незаконное хранение должна следовать независимо от его продолжительности.

Формально - логическое толкование ст. 228 УК РФ приводит к выводу, что и фактическая принадлежность наркотиков тому или иному лицу не имеет значения для квалификации его действий как незаконного хранения. Следовательно, ответственность за хранение наркотических средств наступает и для владельца, и для принявшего их на сохранение. Это обстоятельство не всегда учитывается в правоприменительной практике.

Таким образом, с позиции уголовного закона незаконное хранение наркотических средств - это фактическое обладание ими лицом, не имеющим на это законных оснований (разрешения, полученного в установленном порядке), независимо от места их нахождения, продолжительности времени хранения и возможности распоряжаться наркотиками по своему усмотрению.

Важно упомянуть также о том, что хранение наркотических средств представляет собой длящееся преступление, то есть это преступление совершается непрерывно в течение более или менее длительного времени.

Еще одно важное обстоятельство заключается в том, что при квалификации определяющее значение имеет размер изъятого наркотического средства и психотропного вещества. Для признания незаконного хранения наркотиков преступлением необходим крупный размер, то есть значительное их количество. В законодательстве упоминается три размера наркотических средств и психотропных веществ, составляющих предмет преступления или административного правонарушения: "небольшие размеры", "крупные размеры" и "особо крупные размеры". Приобретение и хранение наркотических средств и психотропных веществ не в крупном размере законодателем декриминализовано.

Конкретные величины крупных размеров наркотических средств и психотропных веществ законодательством не установлены, также не названы и критерии их определения. Поэтому практика определения "криминального" размера наркотиков целиком базируется сейчас на разъяснении, данном в п. 13 указанного Постановления Пленума Верховного Суда РФ, а в прежние годы на сходных по редакции разъяснениях постановлений пленумов Верховного Суда РФ и СССР. Действующим Постановлением Верховного Суда РФ судам предложено, в частности, в каждом конкретном случае учитывать не только физическое количество изъятых из незаконного оборота наркотиков (вес, объем), но и их свойства, степень воздействия на организм человека, другие обстоятельства дела. При этом следует также руководствоваться "Сводной таблицей заключений Постоянного комитета по контролю наркотиков об отнесении к небольшим, крупным и особо крупным размерам количеств наркотических средств, психотропных и сильнодействующих веществ, обнаруженных в незаконном хранении или обороте" <*>.

--------------------------------

<*> Утверждена на заседании Постоянного комитета по контролю наркотиков 4 июня 1997 года, протокол N 3/57-97.

Сводная таблица заключений ПККН за время своего существования подвергалась неоднократным изменениям как по наименованию, так и по размерам наркотических средств и психотропных веществ. На практике следственные органы при расследовании преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ, постоянно руководствуются этой таблицей, применяя ее уже как норму закона. Между тем Сводная таблица была и остается подзаконным нормативно - правовым актом ведомственного характера. Приведенные в таблице сведения о размерах могут носить только рекомендательный, а не общеобязывающий характер.

Возникает вопрос о законности постановлений следователя и приговора суда, основывающихся на этой таблице. В любом случае выводы суда о том или ином размере наркотических средств или психотропных веществ должны надлежащим образом мотивироваться в приговоре. Однако на практике определение конкретных размеров, от которых непосредственно зависит факт преступности или непреступности деяния, а также его квалификация, зачастую сводится к цитированию упомянутой выше Сводной таблицы. С такой позицией нельзя согласиться, поскольку она в ряде случаев приводит к необоснованному ущемлению прав граждан. Так, 18 сентября 1997 г. Зюзинским межмуниципальным судом Юго - Западного административного округа г. Москвы осужден гр-н Павлюк по ч. 4 ст. 228 УК РФ за незаконное приобретение и хранение с целью сбыта наркотического средства в особо крупном размере. Фабула обвинения состояла в том, что Павлюк у не установленного следствием лица с целью сбыта незаконно приобрел героин весом 0,06 г, который незаконно хранил при себе до задержания. В обоснование принятого решения суд в приговоре указал, что приобретение наркотического средства в особо крупном размере само по себе свидетельствует о цели сбыта. Кроме того, в приговоре содержится ссылка на показания Павлюка о приобретении и употреблении наркотического средства вместе с людьми, не установленными органами следствия и не привлеченными к уголовной ответственности. Однако этот вывод суда носит предположительный характер, так как не основан на неопровержимых доказательствах наличия цели сбыта у Павлюка. Подобная позиция суда в теории права называется объективным вменением и фактически является нарушением презумпции невиновности. Поэтому совершенно справедливо Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ удовлетворила протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ о переквалификации действий Павлюка на ч. 1 ст. 228 УК РФ <*>.

--------------------------------

<*> Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. N 4. С. 9 - 10.

В практике деятельности правоохранительных органов не редки ситуации, когда в процессе обыска или иного процессуального действия обнаруживаются микроскопические следовые остатки наркотических средств или психотропных веществ, например налет на внутренних стенках шприца, на посуде или тампонах, которые использовались при изготовлении или употреблении наркотиков. Как представляется, такие мизерные остатки наркотиков, не имеющие определенного веса и объема, не могут являться предметом преступления, предусмотренного ст. 228 УК РФ. Можно определенно сказать, что в этих случаях состав преступления отсутствует. При этом следует руководствоваться частью второй статьи 14 УК РФ, согласно которой не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного УК РФ, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности, то есть не причинившее вреда и не создавшее угрозы причинения вреда личности, обществу или государству.

Понятие незаконной перевозки наркотиков (как и их хранения) основано на умышленном нарушении законодательства об обороте наркотических средств и психотропных веществ. Правила их оборота предусмотрены Федеральным законом "О наркотических средствах и психотропных веществах", другими законами, указами Президента Российской Федерации, соответствующими решениями Правительства Российской Федерации, нормативными актами Министерства здравоохранения Российской Федерации, МВД России, других министерств и ведомств, а также межведомственными нормативными актами. Отсюда следует, что незаконная перевозка наркотических средств или психотропных веществ - это умышленные действия по их перемещению из одного места в другое, совершенные с использованием транспортного средства в нарушение установленного порядка и без соответствующего разрешения.

В последние годы в правоприменительной практике распространена ошибочная квалификация деяний лиц, хранящих наркотики для личного потребления (без цели сбыта), как незаконная перевозка. Если раньше в ст. 224 УК РСФСР при прочих равных условиях действия лиц, хранящих и перевозящих наркотики, квалифицировались одинаково, то в ст. 228 УК РФ их незаконная перевозка образует квалифицированный состав преступления, и виновное лицо несет повышенную ответственность за такие действия. Формально - логический анализ указанной статьи УК РФ приводит к очевидному выводу, что смысл, который вложил законодатель в рассматриваемую новеллу, связан с повышенной общественной опасностью перевозки наркотиков как элемента их незаконного оборота, то есть наркобизнеса. Буквальное же применение формулировки части 2 ст. 228 УК РФ приводит в правоприменительной практике к тому, что зачастую под незаконной перевозкой понимают, к примеру, перемещение одной дозы наркотика от места приобретения на расстояние в пределах 1 - 2 остановок на городском транспорте до квартиры, где происходит потребление. Разумеется, в приведенном примере степень общественной опасности нисколько не увеличивается от того, что наркотик употреблен после его доставки куда-либо, а не сразу в том месте, где он был приобретен.

По поводу расширительного толкования понятия перевозки Пленум Верховного Суда определил свою позицию в пункте 4 Постановления N 9 от 27 мая 1998 г., указав, что не может квалифицироваться как незаконная перевозка хранение лицом во время поездки наркотического средства или психотропного вещества в небольшом количестве и предназначенного для личного потребления. Тем не менее, несмотря на данное разъяснение, в судебной практике продолжают иметь место подобные ошибки в квалификации.

Как представляется, существует несколько причин таких ошибок. Во-первых, Пленум Верховного Суда РФ нечетко и непоследовательно разъяснил судам правила квалификации действий лица при его задержании в момент перевозки наркотика. В указанном пункте Постановления Пленума Верховного Суда РФ говорится, что необходимо считать незаконной перевозкой перемещение наркотиков в пределах одного населенного пункта и с использованием любого вида транспортного средства. При этом Пленум разъяснил также, что наличие или отсутствие цели сбыта при перевозке наркотика для квалификации значения не имеет. Такое широкое толкование закона в определенной степени дезориентирует судей. Во-вторых, расширительное понимание незаконной перевозки дает возможность правоохранительным органам предстать в более выгодном свете, регистрируя большее количество тяжких преступлений. В-третьих, дает о себе знать не изжитый еще до конца обвинительный уклон предварительного следствия, когда деяния квалифицируются "с запасом", то есть по части статьи, предусматривающей максимальное наказание.

Вопрос о наличии в действиях лица состава незаконной перевозки наркотических средств или психотропных веществ и об отграничении указанного состава преступления от незаконного хранения наркотика должен ставиться и решаться всякий раз индивидуально, исходя из конкретных обстоятельств и собранных по делу доказательств. Из смысла закона и разъяснений, данных Пленумом Верховного Суда, следует, что одного лишь факта нахождения лица с наркотиками в транспортном средстве недостаточно для квалификации действий такого лица как незаконной перевозки. Думается, что при принятии решения о квалификации в каждом отдельном случае необходимо устанавливать и учитывать направленность умысла виновного лица (сбыт, передача сбытчику, потребителю или для личного потребления), размер перевозимого наркотика (товарная партия или нет), его упаковку, место нахождения (в тайнике или в кармане, сумке и т.п.), наличие заболевания наркоманией у перевозчика и другие обстоятельства дела, могущие свидетельствовать о степени общественной опасности деяния. При этом основным критерием для принятия решения о квалификации деяния как перевозки или хранения должно, по-видимому, стать то обстоятельство, что факт перемещения наркотических средств или психотропных веществ является элементом их распространения (наркобизнеса), а не приготовительными действиями к личному употреблению.

Устранение типичных ошибок в правоприменительной практике, касающихся ответственности лиц, хранящих или перевозящих наркотики, внесет определенный вклад в установление основополагающих принципов законности и справедливости, декларируемых уголовным правом.

С.В. Рачеева, адвокат, заведующая юридической консультацией N 34 МГКА.




Звоните мне:
8 (921) 637-22-84
8 (904) 630-69-50
8 (921) 361-09-23
написать письмо цены задать вопрос

15 февраля 2016г.

Инвестиционное подразделение «Альфа-групп» — компания «А1» — подала три иска против компании «Евродон», занимающей первое место на российском рынке производителей мяса индейки

прочитать подробнее » »


4 февраля 2016г.

Знаковое решение принял Верховный суд России: он признал законным лишение прав водителя, затеявшего ссору с пешеходом.

прочитать подробнее » »



наверх страницы

Адвокат Зайцев Алексей Васильевич
Санкт-Петербург, тел. 8(921)637-22-84, 8(904)630-69-50, 8(921)361-09-23
отправить e-mail