системная теория соучастия - перейти на главную страницу сайта
Адвокат Зайцев Алексей Васильевич
юридические услуги, консультации, помощь адвоката
юридическим лицамгражданамабонентское обслуживаниеполезноевопросы и ответыобо мнецены
комментарии к законодательству
госпошлины - оплата, размер, особенности
нотариусы Санкт-Петербурга
суды Санкт-Петербурга
прокуратуры Санкт-Петербурга
отделы милиции Санкт-Петербурга
следственные изоляторы Санкт-Петербурга
мировые судьи Санкт-Петербурга
словарь юридических терминов


полезное | комментарии к законодательству | уголовные дела | системная теория соучастия

Системная теория соучастия

Полнее понять природу института соучастия невозможно без исторического обзора. Поэтому обратимся сначала к римскому праву. Оно различало виновников и пособников, упоминало отдельно о подстрекателях. Однако различию этому не придавалось никакого существенного значения, так как, по общему правилу, все участники преступления подвергались равному наказанию. Лишь в позднейший императорский период за отдельные преступления, да и то в виде исключения, допускалось уменьшение ответственности.

В некоторых ранних правовых системах идея соучастия вообще отвергалась. Иудеи придерживались следующей максимы: "По вопросу преступления никто не может быть представлен другим лицом". Рассуждения, которые привели к этому выводу, примерно таковы: совершение преступления накладывает на преступника особую печать - его руки "замараны" преступлением. Оказание помощи, дача советов, указаний и даже приказов могут быть упречными, поскольку облегчают процесс совершения преступления, но они как бы не накладывают такой печати на соучастника.

Уголовный кодекс Франции 1810 г. (Code penal), ограничив соучастие необходимыми объективными и субъективными признаками, тем самым субъективно ограничил и пределы соучастия, исключив из него любые формы прикосновенности к преступлению, в частности недонесение и укрывательство. Именно этим была решена главная проблема соучастия: недонесение и укрывательство перестали считаться формами соучастия.

Более того, в УК 1810 г. наиболее полно было оформлено представление об акцессорной природе соучастия, хотя начало этому было положено в эпоху французской революции XVIII века и впервые законодательно оформлено в 1791 г.

В этих законодательных актах уголовно-правовая оценка действий соучастника определялась оценкой преступления, совершенного исполнителем, и зависела от нее. Так, если исполнитель совершал оконченное преступление, должны были отвечать и соучастники. Если же состоялось, например, лишь покушение на преступление, соучастники должны нести ответственность за неоконченное преступление. В случае, когда действия исполнителя не подлежали уголовной ответственности, не могли быть привлечены к ней и соучастники. Акцессорная теория соучастия, до сих пор считающаяся классической, сформировалась на основе трех теорий соучастия, появившихся еще в XVIII столетии: объективной, субъективной и смешанной.

Одна из первых попыток принципиального разделения участников преступления на главных и второстепенных носила объективный характер и была сформулирована А. Фейербахом, немецким философом и правоведом. Главным виновником, по мнению А. Фейербаха, следует считать того, кто был главной (достаточной) причиной преступления, то есть того, чьими действиями было совершено преступление в полном объеме. Все остальные участники могут быть отнесены к пособникам, так как лишь содействуют результату, будучи второстепенной (дополнительной) причиной. К пособникам, например, при убийстве относились лица, державшие жертву или нанесшие ей несмертельные удары.

По этому поводу видный русский ученый А.П. Жиряев заметил: "Если виновники те, кто является достаточной (главной) причиной преступления, то, следовательно, пособники только те, чья помощь не нужна или излишня" <*>.

--------------------------------

<*> Жиряев А.П. О стечении нескольких преступников при одном и том же преступлении. СПб., 1850. С. 33.

Сторонники другого направления - субъективной теории соучастия полагали, что различие по объективной деятельности соучастников приводит только к признанию их равной ответственности, а поэтому необходимо обратиться к внутренней стороне, к характеру намерения, к определению того, в чьих интересах действует виновный.

Главный виновник тот, кто действует для достижения собственной цели или, совершая деяние, видит в нем собственное дело; пособник же содействует осуществлению чужого намерения. Лицо, не имеющее непосредственного интереса в преступлении, не превращается в главного виновника и тогда, когда совершает главный акт преступления.

Главными виновниками признаются те, чье намерение направляется на совершение действий, входящих в состав преступления, а пособниками - чья воля имеет в виду только совершение вспомогательных действий.

Приверженцы смешанной теории считали, что главный виновник - тот, кто, во-первых, был творцом преступного умысла, и, во-вторых, выполнивший главное деяние. Пособники - те, кто содействовал главным виновным или в составлении умысла, или в выполнении.

Что касается современных правовых систем, то в одних действует теория "эквивалентности", согласно которой все соучастники признаются исполнителями преступления и поэтому несут одинаковую ответственность; в других (уголовное право Германии, России) определяется, что соучастники должны нести ответственность в соответствии с их вкладом в преступление.

Таким образом, подводя промежуточные итоги, необходимо отметить следующее:

- акцессорная природа соучастия была законодательно оформлена в УК Франции 1810 г.;

- УК Франции 1810 г. разрешил один из основных вопросов соучастия, исключив из его пределов любые формы прикосновенности (недонесение, укрывательство);

- ни одна историческая система права не знала фигуры организатора преступления;

- различие соучастников признавалось в подавляющем большинстве правовых систем безразличным для их наказуемости;

- одна из главных проблем соучастия - обоснование ответственности соучастников, поскольку ни один из участников, кроме исполнителя, не выполняет объективной стороны состава преступления.

В современной теории российского уголовного права сложились две точки зрения на конструкцию соучастия. Первая исходит из признания акцессорного (несамостоятельного) характера соучастия; вторая рассматривает соучастие как самостоятельную форму преступной деятельности.

Одни правоведы - М.И. Ковалев и О.К. Гамкрелидзе - относятся к сторонникам акцессорной теории; другие - Ф.Г. Бурчак, А.Ф. Зелинский, В.В. Сергеев, В.А. Григорьев - придерживаются второй точки зрения.

Акцессорная (классическая) теория соучастия исходит из признания несамостоятельного, придаточного характера соучастия. Ответственность соучастников связывается с ответственностью исполнителя. Основные положения этой теории состоят в следующем: соучастник может нести ответственность за свои действия лишь при наличии наказуемого действия исполнителя (и, следовательно, может быть привлечен к уголовной ответственности, если к ней привлечен исполнитель);

наказуемость соучастника определяется той статьей уголовного закона, по которой квалифицируются действия исполнителя.

Первым из современных российских криминалистов на акцессорную природу соучастия указал М.И. Ковалев. Подвергая резкой критике его точку зрения, В.В. Сергеев указывает: "Принцип акцессорности, исключающий самостоятельную общественную опасность и противоправность соучастия, не позволяет решить ни проблему основания ответственности соучастников, ни проблему разграничения соучастия на виды. Только признание правовой самостоятельности соучастия, основанной на признании в действиях соучастников общественной опасности и противоправности, дает возможность сделать это".

В этой связи заметим, во-первых, что акцессорность соучастия отнюдь не исключает общественной опасности и противоправности действий соучастников; во-вторых, ни организатор, ни подстрекатель, ни пособник не выполняют своими действиями объективной стороны состава преступления. Поэтому признавать в действиях названных соучастников полный состав преступления (в частности объективную сторону) есть не что иное, как неудачная попытка обосновать их самостоятельную ответственность.

Акцессорная теория лежит в основе ответственности соучастников по УК РФ 1996 г. В то же время признание акцессорной природы соучастия вовсе не означает абсолютной зависимости ответственности соучастников от ответственности исполнителя. Можно констатировать, что ответственность соучастников не всегда зависит от ответственности исполнителя и подчас носит самостоятельный характер.

Однако главная проблема соучастия заключается, на наш взгляд, вовсе не в том, насколько ответственность соучастников зависит от ответственности исполнителя. Проблема в том, чтобы обосновать саму ответственность соучастников.

Если в действиях соучастников нет состава преступления (то есть соучастники, кроме исполнителя, не выполняют объективной стороны состава преступления), то за что же они привлекаются к уголовной ответственности? Ведь согласно ст. 8 УК РФ "основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом".

Понятно, что все соучастники (а не только исполнители) должны отвечать за содеянное и привлекаться к уголовной ответственности. Но как обосновать их ответственность в соответствии со ст. 8 УК? Акцессорная теория соучастия не дает должного обоснования. Выход видится в разработке и обосновании системной теории соучастия и общего состава преступления, совершенного в соучастии.

Исторически сложилось так, что поначалу (и достаточно долго) при изучении сложных объектов применялись несистемные средства анализа, и до какого-то времени наука и практика этим удовлетворялись (во многих областях знания такое положение дел сохранилось и поныне). Исследование сводилось преимущественно к "разложению" объекта на части и к качественному описанию этих частей. Нетрудно убедиться, что изучение института соучастия шло как раз по такому пути. Объект (соучастие) раскладывался на части (исполнитель, организатор, подстрекатель, пособник), которые и описывались. Элементаризм исходил из убеждения, что во всяком явлении необходимо отыскать первооснову, те кирпичики, из которых оно складывается по определенным законам. Поэтому проблема сложности есть проблема сведения сложного к простому, целого к части.

Между тем одной из характерных особенностей развития науки и техники во второй половине XX века стало повсеместное распространение идей системных исследований, системного подхода. Теоретически любой объект исследования может быть рассмотрен как особая система (системность характеризует процесс познания таких объектов). В теоретическом сознании второй половины уходящего столетия прочно укрепилось понимание системных исследований как особого научного феномена, обладающего специфическими свойствами, отличающими его от других типов и форм познания. Системный подход отказывается от односторонне аналитических, линейно-причинных методов исследования, делает основной акцент на анализе целостных интегративных свойств объекта, на выявлении его различных связей и структуры.

В досистемных исследованиях речь шла, как правило, об описании сложного объекта (само познание было направлено на изучение и использование отдельных его свойств). Системные исследования имеют своей целью выявление механизма "жизни", то есть функционирования и развития объекта в его внутренних и внешних (касающихся его взаимоотношений со средой) характеристиках. (Подробнее об этом см.: Блауберг И.В., Садовский В.Н., Юдин Э.Г. Системный подход: предпосылки, проблемы, трудности. М., 1969. С. 6; Садовский В.Н. Основания общей теории систем. М., 1974. С. 5; Блауберг И.В., Юдин Э.Г. Становление и сущность системного подхода. М., 1973. С. 169.)

Системная постановка проблемы соучастия влечет за собой ряд следствий. Во-первых, это новая постановка, позволяющая по-новому увидеть объект и очертить реальность, подлежащую исследованию. Во-вторых, необходимо выполнить некоторые условия, делающие само исследование соучастия системным. К таким условиям можно отнести постановку проблемы целостности или связности объекта (без этого нет соучастия), исследование связей между соучастниками, взаимодействие объекта со средой.

Неорганизованная совокупность (примерами ее могут служить куча камней, случайное скопление людей на улице и т.п.) лишена каких-либо существенных черт внутренней организации. Связи между ее составляющими носят внешний, случайный, несущественный характер. Входя в состав такого объединения или покидая его, составляющие не претерпевают каких-либо изменений, что говорит об отсутствии у подобной совокупности целостных, интегративных свойств. Свойства совокупности в целом, по существу, совпадают с суммой свойств ее частей (составляющих), взятых изолированно. Следовательно, такая совокупность лишена системного характера.

Примером такой неорганизованной совокупности в уголовной практике может служить совпадение преступных действий нескольких лиц, хотя одновременно и посягающих на один и тот же объект, но действующих самостоятельно, отдельно друг от друга (скажем, хищение обуви из неопломбированного вагона случайными прохожими, не договаривающимися об этом).

Под системой же понимается множество взаимосвязанных элементов, выступающих как определенная целостность. Акцент при исследовании системы делается на выявлении многообразия связей и отношений, имеющих место как внутри объекта, так и в его взаимоотношениях с внешним окружением.

Исходный пункт всякого системного исследования - представление о целостности изучаемой системы. Отсюда естественно вытекают два вывода. Во-первых, система может быть понята как нечто целостное лишь в том случае, если она противостоит своему окружению - среде. Во-вторых, расчленение системы приводит к понятию элемента - единицы, свойства и функции которой определяются ее местом в рамках целого, причем эти свойства и функции являются в известных пределах взаимоопределимыми со свойствами целого (то есть свойства целого не могут быть поняты без учета хотя бы некоторых свойств элементов, и наоборот).

Элемент в системе соучастия должен обладать рядом признаков и отвечать определенным требованиям. Соучастниками преступления могут быть только лица, отвечающие общим условиям уголовной ответственности, предусмотренным ст. 19 УК РФ, согласно которой "уголовной ответственности подлежит только вменяемое физическое лицо, достигшее возраста, установленного настоящим Кодексом".

Проанализируем сам процесс объединения элементов в систему, в результате чего увеличивается их эффективность по сравнению с эффективностью "несвязанной" совокупности элементов. Такое объединение означает прежде всего установление связей между элементами, возникновение целостности.

Соглашение между соучастниками (элементами) - коренное условие соучастия (системы). Соучастниками поэтому могут быть только лица, согласившиеся между собой на совершение преступления. Причем согласившиеся на преступление совместно, то есть общими усилиями.

По мнению П.Г. Гришаева и Г.А. Кригера, "материальными особенностями соучастия является, во-первых, согласованная, во-вторых, совместная преступная деятельность нескольких лиц, направленная к достижению одного и того же результата". С подобной трактовкой согласен и М.И. Ковалев: "Это определение косвенно указывает на два необходимых признака, конструирующих институт соучастия: а) согласованность - умысел и б) совместность действий - совершение преступления общими усилиями нескольких лиц".

Иначе говоря, каждый из участвующих в преступлении действует, сознавая участие в нем других и соглашаясь с ними на совместные действия. Соглашение предполагает, что каждый из соучаствующих сознает не только свойство совершаемых им действий, но и существо деятельности других лиц, с которыми он соглашается, то есть предполагает умышленность действий каждого из соучастников.

Мы полагаем, что в случаях, когда виновные фактически взаимодействуют, совершая преступление, но не осознают этого взаимодействия, соучастие отсутствует.

Иными словами, о соучастии можно говорить, лишь если выстроена система, в которой соучастники связаны единством намерений, общим умыслом, а преступный результат достигнут совместными действиями соучастников (элементов системы).

Мы считаем правильной точку зрения, согласно которой при соучастии возможна только двусторонняя связь. Иначе соучастие невозможно. Если признать допустимой одностороннюю связь в соучастии, то выходит, что системы взаимодействия нет вообще, а есть лишь взаимодействие, воспринятое сначала с позиции одного, а затем другого участника. Специфика взаимодействия заключается именно в одновременном характере. В противном случае взаимодействия нет, а значит, нет и соучастия.

Объединение соучастников (элементов) в систему (соучастие) означает соглашение между ними на совместную преступную деятельность.

При соучастии совместная деятельность виновных направлена на достижение конкретного преступного результата. Уже один этот факт позволяет признать невозможным соучастие в неосторожных преступлениях. В противном случае должно отсутствовать намерение достичь такого результата, что противоречит сущности рассматриваемого института. Это настолько очевидно, что терминологическое уточнение понятия соучастия ссылкой на умышленный характер совершаемого соучастниками преступления нецелесообразно.

Тем не менее определение соучастия, данное в Уголовном кодексе РФ (ст. 32), на наш взгляд, является правильным, исключающим и неосторожное участие в умышленном преступлении, и умышленное участие в неосторожных действиях другого лица, и, наконец, совместное неосторожное участие. Совместная преступная деятельность (соучастие) есть умышленные действия в умышленных преступлениях.

Соучастием в преступлении в соответствии со ст. 32 УК признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления. Каким должен быть при этом умысел соучастников? Ведь по волевому моменту умысел делится на два вида: прямой и косвенный. По вопросу о возможности косвенного умысла в соучастии мнения правоведов разделились еще с дореволюционных времен. Так, А. Лохвицкий, С. Будзинский, А. Хейфец допускали косвенный умысел при соучастии <*>.

--------------------------------

<*> Лохвицкий А. Курс русского уголовного права. СПб., 1871. С. 140; Будзинский С. Основные начала науки уголовного права. С. 229; Хейфец А. Подстрекательство к преступлению. С. 53.

С этой точкой зрения категорически не согласился А.П. Жиряев: "Уже в самом слове "подстрекательство" содержится мысль о прямом намерении подстрекающего побудить другого к преступлению, и в этом-то состоит умышленность или заведомость его действования" <*>.

--------------------------------

<*> Жиряев А.П. О стечении нескольких преступников при одном и том же преступлении. СПб., 1850. С. 86.

Принципиально ситуация не изменилась и по сей день.

Когда выстроена система и соучастники согласились на совместную преступную деятельность, соучастие как система представляет собой определенную целостность, преступный результат причиняет не исполнитель, а система (соучастие) в целом. Не может быть уже и речи о придаточном характере ответственности соучастников или об их самостоятельной ответственности: ведь во взаимоотношениях с внешним окружением система действует как целое.

Соучастие - система, которая обладает свойствами, не присущими ни одному из соучастников. Образование системы элементов соучастия означает, в частности, что их совокупность управляема (самоуправляема) в отличие от простого набора элементов. Это позволяет совершать целенаправленную преступную деятельность, повышающую в итоге устойчивость всей системы и эффективность ее функционирования. Соучастие как система (определенная целостность) обладает свойствами, отличными от свойств ее элементов и неравнозначными сумме свойств элементов. Система имеет собственные законы поведения, которые нельзя вывести из одних лишь законов поведения ее элементов. Поэтому описание элементов (соучастников) анализируемого объекта (соучастия) должно проводиться не само по себе, а лишь в связи с учетом их "места" в целом. Свойства соучастия определяются не только и не столько свойствами соучастников, сколько свойствами всей его структуры, его особыми интегративными связями. Специфика соучастия не исчерпывается особенностями соучастников, а коренится прежде всего в характере связей и отношений между ними и во взаимоотношениях со средой. Системе присущи качественно новые черты, которых нет и не может быть ни у кого из соучастников. Система функционирует в других (внутренних и внешних) характеристиках.

Соучастию присущи целостные, интегративные свойства, не присущие каждому соучастнику в отдельности.

Системная теория соучастия предполагает установление в действиях соучастников общего состава преступления. Ведь действия соучастников являются не чем иным, как элементами единого совокупного для всех действия.

Установление общего состава преступления позволяет обосновать ответственность соучастников (организатора, подстрекателя, пособника), которые не выполняют объективной стороны состава преступления. В этом случае все становится на свои места. Не исполнитель совершает преступление с помощью соучастников, а система соучастия, которой присущи новые (интегративные) свойства, причиняет преступный результат. Поэтому и состав преступления должен устанавливаться общий для всех соучастников.

В рамках этого общего состава преступления "каждый из участников отвечает за свое собственное виновное поведение, являющееся элементом единой совместной деятельности, причинившей вредный результат" <*>.

--------------------------------

<*> Ананьин А.Ф. Организация, подстрекательство и пособничество в групповом преступлении. Свердловск, 1980. С. 5.

Многие авторы солидарны в том, что действия каждого соучастника находятся в причинной связи с преступным результатом. Тем не менее никто не дает ответа на вопрос, почему действия соучастников (кроме исполнителя) причинно связаны с преступным результатом <*>.

--------------------------------

<*> См., например: Флетчер Дж., Наумов А.В. Указ. соч. С. 467; Тельнов П.Ф. Указ. соч. С. 39.

Обосновать причинную связь между действиями, например, подстрекателя и преступным результатом можно, только если рассматривать соучастие как систему. Преступный результат - результат деятельности всей системы, и поэтому деятельность каждого соучастника причинно связана с ним, а не находится с ним в корреляции обусловленности, как считал М.Г. Шаргородский <*>.

--------------------------------

<*> См.: Шаргородский М.Д. Некоторые вопросы общего учения о соучастии // Правоведение. 1960. N 1. С. 90.

Необходимо исходить из следующих философских положений.

Причина (causa) - явление, непосредственно обусловливающее, порождающее другое явление - следствие. Причина, по выражению Б. Спинозы, есть производящая субстанция. Будучи основой и сущностью следствия, она выступает в роли исходного и определяющего элемента взаимосвязи явлений <*>.

--------------------------------

<*> Большая советская энциклопедия. М., 1975. С. 601.

Причина выступает как активное и первичное по отношению к следствию. Причина - то, что предшествует другому и вызывает его в качестве следствия.

Бывает, что причиной события выступает сразу несколько обстоятельств, каждое из которых необходимо, но недостаточно для наступления явления. Причинность - философская категория для обозначения необходимой генетической связи явлений, из которых одно (называемое причиной) обусловливает другое (называемое следствием или действием).

Сущностью причинности является производство причиной следствия. Связь причины и следствия необходима. Во времени причина предшествует следствию. Причинность никогда не реализуется в "чистом" виде, освобожденном от присутствия других форм связи, и только в абстракции может быть отделена от них.

Отношения между причиной и следствием могут выступать как в форме необходимости, так и случайности. Случайность - это то, что в данных условиях может быть, но может и не быть, может произойти так, но может произойти и иначе. Необходимость - такое развитие явлений, которое с неизбежностью вытекает из внутренних, существенных свойств, взаимоотношений этих явлений.

В соответствии с приведенными положениями и системной теорией соучастия под причинной связью, имеющей уголовно-правовое значение, надо понимать объективно существующую генетическую связь между общественно опасными деяниями соучастников (системой) и наступившими последствиями, когда деяния предшествуют во времени последствиям, являются общей причиной, а последствия с необходимостью - не случайно! - вытекают именно из этих деяний как результат действия системы. Такое определение причинной связи в соучастии позволяет выделить следующие ее особенности. Прежде всего - ограничить круг лиц и их действий. Это лица, являющиеся элементами системы соучастия и связанные соглашением на совместную преступную деятельность. Соглашение должно либо предшествовать самому моменту совершения преступления, либо относиться к нему, а значит, всегда должно быть заключено до наступления преступного результата.

Различные действия соучастников, сведенные в единое целое - систему, приобретают качественно иные свойства, не характерные для действий отдельных лиц и становятся общей причиной наступившего преступного результата. Понятно поэтому, что действия отдельного соучастника, даже исполнителя, не могут с необходимостью вызвать преступный результат. Такое разрешение проблемы причинной связи позволяет ответить на вопрос, поставленный М.И. Ковалевым: "...должны ли действия каждого соучастника в отдельности быть необходимым условием наступления преступного результата (то есть без чего преступный результат не наступил бы вообще) или таковыми должны являться действия всех соучастников в совокупности?" <*>

--------------------------------

<*> Ковалев М.И. Указ. соч. С. 41.

Действия отдельного соучастника, даже исполнителя, нельзя рассматривать в отрыве от системы соучастия, поскольку они в таком случае теряют свойство интегративности, присущее только всей системе в целом. И если деятельность системы разлагать на составные части, забывая об ее интегративности, забывая, что целое не есть простая совокупность частей, то даже вопрос об уголовной ответственности исполнителя становится трудноразрешимой проблемой. Причиной преступного результата служит деятельность всей системы соучастия.

Преступный результат - закономерное и необходимое последствие деятельности системы соучастия. Деятельность отдельного соучастника, взятая сама по себе, изолированно от деятельности других, от деятельности системы, не может с необходимостью и закономерностью повлечь за собой общественно опасный результат. В этой связи установление общего состава преступления в действиях соучастников представляется вполне логичным и обоснованным. По-иному разрешить проблему причинной связи действий соучастников с преступным результатом не представляется возможным.

А.А. Арутюнов, член МГКА, адвокат.




Звоните мне:
8 (921) 637-22-84
8 (904) 630-69-50
8 (921) 361-09-23
написать письмо цены задать вопрос

15 февраля 2016г.

Инвестиционное подразделение «Альфа-групп» — компания «А1» — подала три иска против компании «Евродон», занимающей первое место на российском рынке производителей мяса индейки

прочитать подробнее » »


4 февраля 2016г.

Знаковое решение принял Верховный суд России: он признал законным лишение прав водителя, затеявшего ссору с пешеходом.

прочитать подробнее » »



наверх страницы

Адвокат Зайцев Алексей Васильевич
Санкт-Петербург, тел. 8(921)637-22-84, 8(904)630-69-50, 8(921)361-09-23
отправить e-mail